В трудные времена главное – обрести внутреннюю опору. Легко сказать, когда мир меняется на глазах, никто не знает, что будет завтра, мысли разъезжаются и, кажется, только одно определённо: тревожность, охватившая мир.
Давайте начнём прямо с неё, ведь умение справляться с тревогой – один из самых важных навыков. Книги, которые стоит прочитать каждому, помогут найти точку равновесия.
Мыши, пули и собаки
Собственно, Марьолейн Хоф в повести «Мыши, пули и собаки» даёт право голоса всем: и детям, и взрослым. Папа Кик – военный врач, уехал в горячую точку, и не только сама Кик, все взрослые тут ищут свой способ побеждать беспокойство – как умеют. Кстати, взрослые в этой книге не только мама и бабушка, но и совершенно посторонний парень – продавец из зоомагазина. Просто ему было не всё равно, кто-то должен был поддержать ребёнка, который вёл себя странно, чужих детей не бывает, лучший способ помочь себе – помочь кому-то, кто нуждается в этом ещё больше. Настоящая терапевтическая история. Кстати, очень глубокое погружение в причины и механизмы наших тревог.
Кэлпурния. Графический роман
Дальше мы приготовили пять книг, в которых находят мощную внутреннюю опору – дело своей жизни. (Кстати, профессия папы Кик – именно такое дело). Идём дальше. Учёный-натуралист, фотограф, писатель, художник, рекламщики – все они смогли пройти через все испытания по одной простой причине: у них было любимое дело.

Например, «Кэлпурния». США, XIX в. Кэлпурния Тейт  – девочка, которая не побоялась пойти против своей семьи, чтобы заниматься биологией. И это когда общественное мнение видело в женщинах всего лишь «хранительниц домашнего очага»! (Как хорошо, что находятся люди, которых оно не интересует).
Война Катрин
Или, например, «Война Катрин». Франция, 1940-е. Катрин 15, она толком не знала, чего хочет, но мечтала о путешествиях и необычной жизни... пока её мечты не сбылись неожиданно: взгляд на войну через объектив камеры одновременно спас саму Катрин, помог поддерживать других и обрести себя.
Война Катрин. Графический роман
Кстати, у этого романа две версии: текстовая и графическая. Французская художница и иллюстратор Клер Фовель создала графический роман по книге Юлии Бийе.
История, которую нельзя рассказывать
Дальше в нашем списке «История, которую нельзя рассказывать». Румыния, 1980-е. Иляне около 10, она пока не поняла, что уже стала писателем. Безобидная сказка про принцессу до изумления похожа на реальную жизнь: страна во власти диктатора, по ТВ показывают две разрешённые программы, все боятся доносов в Секуритате (тайную полицию). А дальше погоня, агенты Секуритате на хвосте, Иляна далеко от родителей в глухих горах, скрывается, рискуя жизнью... только это уже не сказка, а события относительно недавнего прошлого. Спокойно, всё кончится хорошо. Это история о конце диктатуры.
Абсолютно правдивый дневник индейца на полдня
Чуть раньше происходят события в «Настоящем дневнике индейца на полдня».  США, 1960-е. Арнольд-Спирит-Младший – подросток, которому не повезло так, что это настоящее чудо: настоящий индеец из резервации, сын пьющего отца, с кривыми зубами и целым букетом странных болезней, изгой в классе и... самый популярный парень в недалёком будущем. В более отдалённом – известный художник. И всё потому, что чувство юмора – великая внутренняя опора. Главное – найти подходящую форму.
Сэм Забель и волшебное перо
Сюда же комикс для взрослых – «Сэм Забель и волшебное перо», в котором автор переживает творческий кризис... пока не становится своим же главным героем и не проверяет самого себя на прочность, оказавшись на Марсе. Кажущийся эскапизм фантастики на самом деле отыгрывает с нами все стороны наших желаний и нашего выбора.
Свобода, равенство, сестринство. 150 лет борьбы женщин за свои права
Но дело – пусть даже всей жизни – должно опираться на обычные человеческие права. Нормальные условия жизни и работы. Да, это именно то, от чего нельзя оставаться в стороне. Нет, «вне политики» не работает.
Что было бы сегодня с нами, не пойди против течения женщины 150 с лишним лет назад? А ведь в то время они не только не имели права голоса, но и не могли получать образование, владеть землёй, и претендовать на традиционно «мужские» профессии. Даже пообедать в кафе или даже появиться в публичном месте без сопровождения мужа или старшей компаньонки было скандалом.
Кстати, о мужских профессиях. Если верить утверждению, что это нечто, что требует выдержки, внимания и хладнокровия, мужчинам самое место на кухне. Что и подтверждает легенда – мужчины лучшие повара. Утверждение опять же спорное, но вот в комиксе «Свобода, равенство, сестринство» истории женщин, которые вступили в спор с мужчинами. Мы там встретим далеко не только Розу Люксембург и Клару Цеткин. Героинь гораздо, гораздо больше!
Бестужевки: первый женский университет
А вот «Бестужевки» – история первого женского университета и одновременно всего женского образования в России.
Тема серьёзная, а комиксы смешные (на самом деле дико смешные). Что демонстрирует, до какой нелепости можно дойти, если за нашу жизнь отвечаем не мы сами, а кто-то ещё.
Персеполис
Сатрапи Маржан

Персеполис

18,90€ 17,01€ Купить
Никто не говорит, что будет легко. Но оно того стоит. Это наглядно подтверждает история автогероини Маржан Сатрапи в знаменитом графическом романе «Персеполис». Не выдержала, отправилась из родного Ирана в прогрессивную Францию. Мечта и реальность оказались настолько разными, что пришлось возвращаться... чтобы обнаружить: дома всё стало ещё хуже. Но погодите, это не финал истории. Финал будет другим.
Сурвило
Право на передвижение и свободу выбора – фундаментальные права человека. Хотя кое-где и кое-когда они нарушались. Истории на эту тему очень часто автобиографические или семейные. Так было с героиней графического романа «Сурвило» – бабушкой автора, Ольги Лаврентьевой. Жизнь в вечном страхе –  важная черта поколения ленинградцев, прошедших блокаду и сталинские репрессии. Горькая нежность этой истории, по сути, противоядие против вранья. Детская ли это книга? Её однозначно стоит читать детям!
Наверное, самый мощный внутренний стержень – искренность с другими и честность с самим собой. Эту тему продолжает (снова автобиографическая) история бельгийской художницы Гобле Доминик: «Притворяться – значит лгать». Ложь может принимать разные формы, и очень любит маскироваться под лучшие намерения. История на этот раз семейная, близкая каждому, но... вообще-то главный смысл гораздо шире.